Текст і фото: Анна Кислицька

Вика, мать двоих дочерей, в процессе развода. Состояла в браке 10 лет. Она пригласила меня домой: познакомиться, поговорить, выпить поздний кофе. Мы заболтались до ночи. О семье, о детях, об отношениях.

Как и я, Вика родила очень рано. Но это не было «случайной» беременностью: детей она и ее муж хотели и планировали. Сначала одна девочка, потом вторая. Сомнений в том, чтобы их заводить, растить вместе и любить не было. Как и желания перекинуть детей с молодых, еще не окрепших, родительских плеч на плечи бабушек и дедушек.

Все в раннем браке Вики сложилось классически: она сидела дома, занимаясь воспитанием детей и обеспечивая комфорт быта, муж ходил на работу и строил карьеру.

Сейчас, годы спустя, Вика строит свою собственную независимую жизнь, на которую тогда не было ни времени, ни возможностей.

Одинокая мама это какая-то другая мама, не такая, как замужняя, — рассказывает Вика. Тут нужно быть и обязательно красивой, и обязательно саму себя обеспечивать. То есть профессиональные иметь достижения. Одинокая мама не может себе позволить быть просто домохозяйкой. Потому что — а кто ты тогда? Но каких-то страданий по этому поводу, что я “одинокая женщина с детьми, я никому не нужна, кто на меня посмотрит” — абсолютно нет. Я понимаю, что в современном мире это не проблема. И для нормального мужчины это тоже не проблема.

Я бы хотела, чтобы у дочек был не только биологический отец (безусловно, с которым они будут общаться и от которого будут получать мужское внимание). Я хочу, чтобы они видели мамин пример достойный. Я хочу им доказать, что женщина может оставаться красивой, востребованной по работе. Чтобы они видели, что за мамой ухаживает мужчина, что она любима. Чтобы они видели эти отношения, что мама может принимать комплименты или постоять за себя.

Я росла в «однополой» семье — с мамой и бабушкой, и какое-то время только с бабушкой,  и я понимаю, что нет ощущения, как это должно работать, когда мужчина и женщина живут вместе.

Очень долго я не представляла, как это, когда в квартире находится мужчина. Я привыкла, что в квартирах есть только женщины, которые могут ходить в ночных рубашках, даже с пятном, и это нормально. Того, что есть мужчина, и нужно всегда выглядеть хорошо — это не прививалось

И это не может привить бабушка, или бабушка с дедушкой. В редких случаях — дедушка, но это должен быть золотой дедушка, который все понимает. А чаще всего такого нет.


Мы друг друга хорошо знаем, мы можем закончить друг за другом предложение, мы знаем ход мыслей друг друга и нам приятно общаться. Мы поняли, что лучше общаться так, чем скандалить.

Мы никогда не сможем выяснить, кто виноват. Потому что мы оба виноваты. Поэтому лучше так — говорить о жизни. Нужно если не простить, то хотя бы отпустить друг друга

В наших отношениях сначала все перерастало в скандал, о чем бы мы ни говорили — все перерастало в скандал. Мы перестали говорить о наших отношениях и начали обсуждать общие темы, общих знакомых — за 10 лет у нас масса знакомых, есть о чем посудачить.
Поэтому лучше так — говорить о жизни.

История развода Вики еще не закончилась, процесс заключения брака гораздо проще и дешевле, нежели процесс развода. Однако уже сейчас понятно, что расставание, пусть и повлияет на их детей, но не станет для них крестом на семейной жизни, тяжелым грузом детства, причиной для походов к психоаналитикам во взрослом возрасте.

И, возможно, это и есть самое важное, понять, что, когда заканчиваются отношения, не заканчивается жизнь. И уж тем более для детей. Все только начинается.

Previous articleКлуб каякінгу Kiev Kayaks
Next articleInternews Ukraine надає перевагу “жіночим” проектам

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here