Владимир Гарипов, семейный психолог

Хочу сразу отметить, что это только мои наблюдения, которые я постарался обобщить. Развод — это очень болезненная история, которая задевает как мужчину, так и женщину, оставляя раны, которые очень сложно залечить. А то, что происходит с ребенком во время развода родителей — это отдельная, длительная и болезненная тема.

фото: Ilya Ilford/Unsplash.com

Весь внешний мир ребенок воспринимает через двух самых важных людей — мать и отца. У матери есть свои задачи, у отца свои. Когда пара расходится, женско-мужские отношения заканчиваются не сразу. И одно из чувств, которое есть практически всегда — это злость. Злость женщины за то, что мужчина ушел, оставил, что не будет как прежде и не сбудутся те мечты, которые были. За то, что была важной, а теперь — нет. И это если нет конкретных поводов: измены, ссоры. Поскольку человека, к которому эта злость направлена, рядом уже нет, то надо найти хоть какой-то способ, чтобы сделать ему больно.

Женская месть очень изобретательна. Если мужчине свойственно “бить в лоб”, то женщине “использовать яд”. Когда такая женщина сильно обижена, то ничто не остановит ее от использования ребенка в качестве разменной монеты.

Например, не давать отцу видеться с ребенком, а иногда еще хуже — настроить ребенка против отца. То ли они не знают, какой это вред для ребенка, то ли свято верят, что вершат «справедливость». Но я все же думаю, что происходит так от того, что женщины не могут разделить себя и ребенка, что воспринимают его как свое продолжение. Ведь не дают видеться с детьми только тем отцам, которые хотят видеть своего ребенка. Если же отец не прикладывает усилий, чтобы проводить время с ребенком, то матери начинают прилагать море усилий, чтобы эти встречи состоялись.

“Отзывается моё далекое прошлое, когда вдруг становишься “боксерской грушей” на ринге между родителями. Читаю твой текст, Владимир, и накрывает яростью и бессилием”.

Что с ребенком?

фото: Katherine Chase/Unsplash.com

Часто за своей злостью женщины забывают о том, что роль отца в воспитании ребенка, даже после развода, чрезвычайно большая и ограничение в общении может сильно сказаться на детской психике. Матери фокусируют все свои усилия на том, как найти подходящий способ, чтобы наказать своего бывшего, а не на заботе о ребенке.

Есть функции в отношении ребенка, которые должен выполнять только отец. Например, чувство безопасности во внешнем мире

Мужчина в семье, по определению, самый сильный персонаж, поэтому он дает уверенность, что если с ребенком что-то случится, он всегда может обратиться к отцу за помощью, а к матери за безусловным принятием. Если же мужчины нет, тогда ребенок, видя кого-то большого во внешнем мире, будет испытывать неосознанный страх.

фото: Jude Beck/Unsplash.com

Важно полноценное присутствие отца не только в социальной жизни, но и в быту, в тяжелый моментах, когда ребенку нужен уход. Тогда ребенок видит отца и в хороших, и в плохих ситуациях и у него формируется целостный образ мужчины. Кроме того, задача отца — ограждать детей от откровенно неправильных поступков, особенно в подростковом возрасте. Отцу не обязательно быть строгим и агрессивным, достаточно просто спокойно разграничивать, что можно, а что нельзя делать. До подросткового возраста отец должен дать ребенку любовь и принятие его таким, каким он есть. Если и рамки, и любовь даются в достаточном количестве, тогда в тинейджерстве, когда происходит “бунт против родителей” и подросток совершает ошибки и делает эксперименты, у него все равно есть ощущение того, что он может обратиться за поддержкой и защитой.

Если мать — это про принятие, созидание, сохранение, то отец — это про риск, движение, испытание внешнего мира на прочность и эксперименты. Сыну 3-7 лет отец помогает прожить “отделение” от матери и идентифицировать себя как мужчину. Мальчики отождествляют себя с отцом: “я тоже мужчина, как и папа”. Тогда у них возникает вопрос: “А какой я мужчина?”. Первую информацию об этом они получают в наблюдении за своим отцом, подражая ему. Например, в определенных ситуациях, будь то конфликт, стремление к своей цели или взаимодействие с другими мужчинами и женщинами, мальчик отождествляет свое поведение с мужским, а не женским.

фото: Filios Sazeides/Unsplash.com

В этом же возрасте у девочек проходит “комплекс Электры”. Когда она понимает, что относится к женскому роду, отождествляя себя с мамой, у нее появляется первый интерес к мужчинам как к противоположному полу. У папы тут сложная задача: с одной стороны, поддержать проявление женственности, а с другой — “разочаровать” ее в образе идеального мужчины, дать понять, что она не сможет с ним быть как с мужчиной. Он может говорить, что он ее любит, что она очень красивая, что у нее красивое платье и волосы, но он не сможет стать ее мужем, они не могут спать вместе, целоваться в губы. Отец должен очень четко обозначить, что у него есть своя женщина, а когда дочка вырастет, она найдет своего мужчину и выйдет за него замуж.

Принято считать, что только мальчики берут отцовскую модель поведения, а девочка может воспитываться одной мамой и перенять все, что нужно для жизни у женщины. Это заблуждение, так как

Отец очень важен в жизни дочери, он выполняет несколько основных функций в ее жизни и формировании. Когда дочка будет понимать, что она женщина, отождествляя себя с матерью, для нее защита отца будет вдвойне важна.

Когда дочь становится девушкой, она и ее отец сталкиваются с новым периодом — в девочке формируется настоящая женственность. И хоть основные секреты ей будет передавать мама, у папы тоже важная роль. Здесь он должен дать понять дочери, что он замечает ее становление как женщины, красивой и сексуальной. В то же время, нельзя обесценивать дочь из-за своих страхов: ни в коем случае не критиковать, не угрожать, не говорить “только попробуй забеременеть/загулять”. Если в этот период отец дает дочери чувство безопасности, она сможет экспериментировать, вступать в отношения с мужчинами, но будет всегда знать, что она может вернуться к отцу за защитой и поддержкой.

У людей укорінилося хибне розуміння, що батько не має права втручатися у виховання дитини. Я стою на тому, що батько — це той, хто дає дитині розуміння ким вона насправді є в цьому світі. Тобто дає фундамент на все життя. Тато для хлопчика є прикладом мужності, для дівчинки першим об’єктом любові.

Юрій Пономаренко
Юрій Пономаренко з дочкою Лізою. Юрій через суд досяг повернення власних дітей з Німеччини, куди їх вивезла без дозволу мати. м.Васильків, лютий 2019.
Фото: Макс Левін

Отец дает ребенку представление о том, что мужчины отличаются от женщин. Девочке почти сразу понятно, какие женщины — они похожи на нее и на маму. А мужчины совсем другие — они себя по-другому ведут, пахнут, они волосатые, они по-другому взаимодействуют с женщинами и мужчинами. Только если отец полноценно присутствует в жизни дочери, у нее формируется представление о том, что мужчины другие. Если же отец рядом только в хорошие моменты, у девочки может быть представление о том, что мужчина — это только праздник. И в реальной жизни, когда она столкнется с тем, что это не так, ей будет сложно построить взаимоотношения с мужчинами, ведь она будет искать образ мужчины-праздника.

У мальчика именно с отцом формируется глубокая родственная связь, откуда он получает информацию о том, как мужчинам положено вести себя в обществе, взаимодействовать с другими мужчинами и женщинами. И даже если другой мужчина или несколько мужчин хорошо справятся с функциями опеки, защиты, обеспечения, наставничества, мальчик всегда будет задаваться вопросом «А как это у моего отца?», потому что мы всегда подсознательно возвращаемся туда, где наши корни. Это не значит, что он должен взять и повторить все, что делал отец. Но у мальчика должна быть возможность сравнить и принять решение о том, что он хочет оттуда взять, а что не хочет. И только тогда, когда с отцом невозможно договориться (он умер, или наркоман), есть смысл искать того, кто может биологического отца заменить.

Если же в семье по любым причинам отца нет, женщина ни в коем случае не должна искать способы заменить мужчину, стать для мальчика одновременно и отцом, и матерью. Нужно искать других близких мужчин — это могут быть дяди, дедушки, тренеров секций и лагерей — мест, где мужчины занимают ведущую роль. В идеале, найти мужчину, который будет тепло относиться к ребенку и будет достаточно системен в своем присутствии. Самое главное здесь — система, тепло и наставничество.

Что же происходит с отцом?

С детьми разобрались, а вот то, что происходит с отцом, который по-настоящему Отец, любящий своих детей, говорить не принято. А происходит с ним настоящий ужас. Мужчина попадает в страшную ловушку — между болью, виной, бессилием и стыдом.

Діма Плешков. Не бачить дочку вже три роки. З того часу, як колишня дружина забрала дочку і переїхала в інше місто. Ірпінь, лютий 2019. Фото: Макс Левін

Когда не видишь своего ребенка — это очень и очень больно, до слез. От этой боли так накрывает, что нормальный здоровый мужчина хочет уничтожать

Когда потребность в контакте с любимым человеком постоянно фрустрируется, человек испытывает боль. Чем любимый человек важнее, тем эта боль длиться дольше. Но психика адаптивна, и рано или поздно мы “отпускаем” любимого, чтобы жить дальше. А как можно “отпустить” своего ребенка? И развею миф — мужчины любят своих детей ни капельки ни меньше, чем женщины.

У мужчин развивается вина от того, что они не могут быть для своего ребенка хорошим отцом. Не могут нормально заботиться, чему-то научить и поддержать в трудную минуту, быть рядом, когда нужен. Какой бы вариант мужчина не выбрал, он все равно оказывается в проигрыше и чувствует бессилие. Если силой забрать ребенка, то страшно сделать ему больно. Тем более, что наше государство почти всегда на стороне матерей. А если ничего не делать, не бороться за ребенка, то стыд усиливается еще больше. За то, что как отец, мужчина многое должен своему ребенку, а он не способен это решить, не способен справиться с ситуацией, не способен справиться с женщиной, которую когда-то выбрал, как мать для своего ребенка. И даже признать это сложно, не говоря о том, чтобы об этом говорить.

Володя Крепосняк, більше півроку не бачить доньку. Після розлучення колишня дружина не дає спілкуватися з дитиною. Неодноразово заявляла про “насильство”, і подавала до суду на встановлення “обмежувального припису” для Володі.
Ірпінь, лютий 2019. Фото: Макс Левін

Часто отцы не справляются с такими сильными чувствами и проявляют вполне свойственную мужчинам агрессию. Например, все-таки решаются и силой забирают ребенка. А часто матерям только это и нужно. Они тут же превращаются в жертву, кричат, что ребенка похитили, что такого ужасного человека нужно лишить родительских прав. И никто почему-то не думает, что не давая отцу видеть ребенка, мать по сути проявляет такую же агрессию по отношению к отцу. Побыв какое-то время только с мамой, ребенок воспринимает ее самым главным, “значимым взрослым”. Ребенок целиком от нее зависит. Ему и так страшно и непонятно, почему папа ушел, так он еще и боится, что и мама тоже его оставит. Конечно же он сливается с мамой (так безопасней) и впитывает все, что она ему говорит о папе: что тот плохой, что сделает им больно и тому подобное.

“А ви знаєте, я втомився. Я втомився доказувати, що я Батько, я втомився доказувати, що я люблю своїх діток. Сьогодні дізнався, щоб побачити, маю пройти психіатричну експертизу, бо мама так хоче”.

Закон

Только недавно видел на фейсбуке, как папа хотел забрать свою дочку. Видео выложила адвокат мамы. Конечно же, там была показана часть, где папа «вырывает» ребенка из рук заботливой мамы. И подано это было именно так. Хотя, если смотреть нейтрально, то папа делал то же, что и мама: крепко держал ребенка, говорил что любит ее и братика, что они самое главное для него. Но это не важно… А важно, чтоб была картинка — “отец зло”. При этом и маме, и ее адвокату, и женщинам, которые писали в комментариях было все равно, что с ребенком потому, что «онажемать», а он “больной садист”.

“Я знаю много случаев. И даже как-то писала экспертизу для суда об отношениях отца и сына (3 консультативных сессии). Ребенка изъяли у папы, с которым тот жил, пока мама побухивала и дралась с подельниками в электропоездах. Мальчик ее очень боялся, она его кипятком ошпаривала и т.п. Ничего не удалось. Но, возможно, что-то изменится”.

Під час процедури виконання рішення про “негайне відібрання дитини” і передачі сина матері. Син Олександра Горбача вибрав проживання з батьком через насильство і образи в сім’ї від матері (згідно висновку психолога та зі слів дитини).
Мати намагалася силою забрати дитину у батька.
Київ, лютий 2019. Фото: Макс Левін

А происходит все это потому, что руководители нашего государства, в первую очередь, думают не о детях, а о рейтингах. И принимают они нормативно-правовые акты, которые максимально повысят эти рейтинги.

Женщины привыкли кричать о своей дискриминации намного громче, чем мужчины. Да, мужчины вообще не привыкли ни кричать, ни говорить о своей дискриминации, потому что это слабость, а нам быть слабыми стыдно. Поэтому политикам принимать решения в пользу женщин намного привлекательней. Отклик громче получается.

Вот например, раньше алименты — это был единственный, более или менее гуманный способ для многих отцов влиять на “яжматерей”, чтобы участвовать в жизни детей.

Сейчас, если не платить алименты, то жизнь превратят в ад за 4 месяца: арест счетов, арест имущества, запрет на управление машиной, запрет на выезд заграницу. А что происходит, когда мать не дает видеться ребенку с отцом? Ничего. Вот просто ничего

Знаете, что делают мамы, даже когда есть решение суда о встречах и отец приходит с исполнителем? Настраивает ребенка так, что тот сам не хочет проводить время с отцом. И даже если удалось уговорить исполнителя регулярно приходить домой к матери, что само по себе задача, то он фиксирует, что ребенок вышел, значит, решение выполнено. Это я говорю о тех случаях, когда есть решение суда. А сколько времени суд может длиться? В среднем 1.5-2.5 года. И все это время в 90% случаев дети живут с матерями, которые формируют свою “повестку дня” так, как они ее видят в своей злости на бывшего мужа. В Украине на пальцах одной руки можно пересчитать количество решений об обязательных встречах отца с ребенком во время судебного процесса. И это не из-за того, что отцы не хотят, а из-за того, что суды отказывают в таких просьбах.

В конце

Фото: Viktor Forgacs/Unsplash.com

Что хочеться сказать в конце и мамам, и папам. Когда пара заканчивает отношения, то вообще они должны закончиться так, чтобы друг от друга вам было больше ничего не нужно. Что бы единственное, что оставалось совместное — это ваши воспоминания. Но, если у вашей пары появился ребенок, то полностью ваши отношения не закончатся никогда. Вы навсегда остаетесь связаны, как минимум на биологическом уровне, у вас всегда будут отношения. Задача каждого из вас — это перевести отношения из женско-мужских в родительские. Прожить злость, обиду, разочарование и найти то, что можно ценить в родителе вашего ребенка. От того, как вы справитесь с этой задачей, зависит насколько ваш ребенок вырастет самодостаточным, здоровым и счастливым человеком.

Previous articleUNICEF Ukraine стигматизує чоловіків в постах про насильство
Next articleЄвропейська Рада схвалила директиву про декретну відпустку для чоловіків

1 COMMENT

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here